Бывшие наркоманы: изменить себя после наркотиков труднее, чем бросить

Вернуться к нормальной жизни без помощи медикаментов и молитв помогают наркозависимым в деревне Аксаковщина, где работает отделение фонда «Центр здоровой молодежи».

Вот уже шесть лет в Беларуси существует местный фонд «Центр здоровой молодежи». Его отделения открыты под Минском и в Гомеле. За это время здесь помогли более чем 300 наркозависимым.

Фонд использует в работе весьма нетрадиционные методы. Больных лечат не медикаментами и молитвами, а убеждениями. Корреспондент Sputnik Юлия Балакирева убедилась в этом, проведя день в минском отделении.

В деревню Аксаковщина нас везла директор фонда Елена Давыдова. Пока ехали, она ввела в курс дела. Оказывается, самым популярным наркотиком у молодых людей продолжает оставаться спайс. Почти все, кто попадает в отделение, его употреблял.

«После выхода декрета №6 количество употребляющих снизилось. Но наркотик с рынка не пропал. Он также легкодоступен в интернете», — пояснила собеседница.

В последнее время стал набирать популярность дезоморфин. Наркоманы называют его «Челюсти крокодила». Если спайсы поражают центральную нервную систему, то он — тело. У зависимого начинают гнить руки и ноги.

«Это сильный наркотик. А молодые люди не умеют рассчитывать дозы, поэтому нередко случаются передозировки. И смертность от него просто захлестнула республику», — убеждала Елена.

Директор местного отделения фонда Центр здоровой молодежи Елена Давыдова

10 плюсов и минусов моего употребления

Отделение располагается в обычном жилом коттедже. Никаких вывесок на нем нет. Елена пояснила: дом снимают на средства родителей подопечных. Родственники оплачивают и пропитание ребят.

В отделении почти домашняя обстановка. Ребята готовят еду, убираются в комнатах. Здесь все — как обычном жилом доме — кухня, гостиная, уютная мебель. В комнате отдыха даже в настольный теннис можно играть. Только интернет и телевидение здесь под запретом.

Каждый день у ребят проходит по расписанию. Утром — зарядка и завтрак. Потом учебные занятия. На сегодняшнем Елена рассказывала аудитории о том, как наркотики влияют на организм.

В реабилитационном центре самый обычный быт - ребята сами готовят, убирают, стараются жить обычной жизнью

«Когда человек попадает сюда, сильно отрицание. Считает, что у него все хорошо. Он не наркоман. А наркотики его вынудили употреблять сложные жизненные обстоятельства. Когда рассказываю на занятиях о симптомах заболевания, зависимый находит их у себя и начинает понимать, что болен», — пояснила позже Елена Давыдова.

Иногда ребятам задают писать аналитические работы. Темы у них такие: «Письмо наркотику», «10 плюсов и минусов моего употребления». Сочинения потом зачитываются и обсуждаются.

«Когда человек употребляет наркотики, он живет в иллюзии по поводу себя, окружающего мира. Наша задача — ее разрушить, давая объективную критику. Это общемировая практика — лечить зависимость групповыми терапиями, а не индивидуальными», — объяснила Елена суть коллективных занятий.
Одно из условий успешной реабилитации - научиться понимать самого себя

Качели и триггеры

Здешние обитатели широко используют сленг. Слово «черный» означает плохое настроение, а  «качелями» называют состояние, когда человеку то хорошо, то плохо. Слово «наркотик» не произносят. Вместо него говорят «вещество».

«Я сегодня какой-то черный, наверное, это из-за качелей», — признался один из подопечных.

Он из Азербайджана. Из иностранцев в отделении есть еще грек. Остальные — белорусы.

«Стараемся селить ребят подальше от дома. Минчане, например, лечатся в Гомеле. Есть такое понятие как «триггеры». Это места, которые напоминают об употреблении. Поскольку довольно часто организуем выходы в город, у местных ребят это провоцировало бы психологические эмоциональные волнения. Что плохо бы отражалось на лечении», — рассказала Давыдова.

«Ребята отсюда сбегают?» — интересуюсь. Собеседница не скрывает: не без этого.

«К нам молодые люди поступают после детоксикации, поэтому ломок у них быть не должно. Но спайсы формируют настолько сильную тягу, что пациенты не выдерживают и сбегают. Их цель — вещество. Это одержимое состояние. Человека ведет болезнь», — отметила Давыдова.О прошлых зависимостях здесь стараются не вспоминать - это тоже одно из условий выздоровления

Насильно в отделении никого не удерживают. Если больной решил прерывать лечение, ему дают три дня на раздумья, потом его отпускают.

На чем держится трезвость?

После занятий — прогулка на свежем воздухе. Затем чтение мотивационной литературы и просмотр фильмов о наркотиках.

«Болезнь затрагивает четыре сферы — био, психо, социо, духовную. Поэтому обращаемся к душе человека. Учим уважать родных и старших. Убеждаем, что честность — это нормально. У больных часто размыты понятия добра и зла. А у многих они не сформированы в связи с социальными и семейными обстоятельствами», — объясняет особенности здешней жизни Давыдова.

По словам Елены, для того, чтобы оставаться трезвым, нужно соблюдать всего три принципа: честность, непредубежденность и готовность к действию.

«Используем программу «12 шагов». Она очень простая. Человек с любым уровнем интеллектуального развития сможет ее выполнить. Суть программы состоит в том, что зависимый должен признать свое бессилие перед наркотиком и, выполняя задания, постепенно изменить свой взгляд на мир», — отметила директор фонда.

Здесь все верят - утро обязательно будет добым!

Сначала слезы, потом принятие и осмысление

Сотрудник отделения Денис — в прошлом наркозависимый. Тоже проходил программу лечения.

«Раньше любил ничего не делать. Употреблял наркотики, быстро добывал на них деньги. В 90% случаев это были кражи. Любил пить и курить. А когда пришел в отделение, все любимое у меня забрали. И я подумал: «Все — конец счастливой жизни», — рассказал он про свое состояние.

Елена пояснила: в начале лечения человек переживает сильное чувство утраты, как при потере близкого человека.

«Это сопровождается депрессией. Зависимый в этот момент часто плачет. По сути, он неосознанно плачет по наркотику. Потом у него начинается сильная форма отрицания болезни. А затем уже принятие и осмысление», — пояснила специалист.

Блудная дочь

Лечение проходит в два этапа. Первые полгода зависимый находится в отделении, а вторые — в специальной квартире с остальными ребятами. Получает карманные деньги. Ходит в магазин. Правда, по одному передвигаться по городу не разрешается… По сути это репетиция самостоятельной жизни.

В прошлом подопечная центра, а ныне волонтер фонда Юлия рассказывает корреспонденту Sputnik свою историю.

Минчанка Юлия находится на втором этапе лечения. Свою историю не скрывает. Выросла в благополучной семье. Мама и папа верующие. Но девушке казалось, что у них скучная жизнь. Выражая свой протест, в 12 начала выпивать. А в 14 попробовала наркотик. Вскоре познакомилась с парнем и уехала с ним в Витебск.

«Тут мы очень много употребляли соли — психотропного вещества. Как-то нас поймали в подъезде милиционеры, но ничего не нашли и отпустили. С тех пор у меня начались паранойи. Когда употребляла, начинала бояться, что меня идет принимать милиция. Слышала голоса, звуки шагов. Не могла дышать и говорить. В таком состоянии, бывало, сидела всю ночь», — вспоминает свою историю Юля.

Со временем Юлия вернулась в родной город. Употребляла наркотики в подъезде своего дома. Деньги на дозы воровала у родителей.

«Также сидела на сайте, который распространял наркотики. Просила дать бесплатно дозу. Мне не отказывали. Иногда давали задание — сделать фотографии для сайта», — продолжала девушка. Кульминацией истории стал очередной скандал дома. Юля, украв деньги, поехала за веществом, но не нашла закладку. Вернулась с бутылкой вина. Когда папа забрал спиртное у девушки, у нее случился нервный срыв.

За шесть лет существования центра здесь помогли более чем 300 наркозависимым

«Ночью мне было плохо. Лежала, пила пиво, оно разливалось мне на волосы, на подушку. И я подумала: «Мне 21 год. Во что я превратилась?» Утром поехала в клинику в Новинках. Там вскоре появились профилакторы из Центра здоровой молодежи. Предложили попробовать лечиться у них», — рассказала Юлия.

Минчанка думала, что сложнее всего будет бросить наркотик, а оказалось — изменить себя.

«Сегодня пытаюсь отдать долги родным, как могу. Приезжаю домой раз в месяц. Не лежу на диване, а готовлю кушать, убираюсь дома. Постоянно благодарю родителей, что не отвернулись от меня», — резюмировала девушка.

Семейная болезнь

По словам Елены Давыдовой, самый сложный год для зависимого — первый после лечения.

«Ребята начинают учиться и работать, женятся и заводят детей. Причем делают это быстро, взваливая на себя непосильную ношу. И, естественно, у них происходят срывы. Кроме того, зависимые возвращаются в прежнюю среду. А родители, не осознавая, поддерживают болезнь. Мы стараемся вести работу и с этой категорией. Но тут есть большая проблема, потому что у родителей своя форма отрицания. Некоторые мамы говорят: «У меня все хорошо: работаю, имею высшее образование. Вы ребенка моего лечите». Объяснить ей, что это семейная болезнь, очень сложно», — заверила специалист.

Ребята, проходящие реабилитацию, подкармливают соседских котов, поэтому животные часто приходят к дверям центра

За шесть лет существования местный фонд «Центр здоровой молодежи» принял у себя 379 больных. Из них 113 находятся в ремиссии сроком от 3 лет.

 

 

 

 

sputnik.by