Как Областной Исолнительный Комитет Гомеля, уничтожает бизнес в Беларуси

«Заплатить за работу «детектива». Бизнесмен утверждает, что у него вымогали деньги за закрытие уголовного дела

Бизнесмен хотел приобрести элитное жилье в Гомеле, а застройщик взял деньги и скрылся в России. «Престижный» таунхаус получился без водопровода, газа и какой-либо инфраструктуры, а история в конце концов обернулась уголовным преследованием самого покупателя.

В редакцию belsat.eu обратился собственник консалтинговой фирмы Сергей Матуль. Сам он гражданин России, живет и работает в Дубае, но его жена – из Гомеля. В апреле 2015 года пара ждала ребенка и решила приобрести просторное жилье в родном городе жены.

Выбор пал на новый комплекс таунхавса «Луговой» – проект активно рекламировался в интернете и на уличных бигбордах, хотя и не был на тот момент завершен. Ранее этот же застройщик – индивидуальный предприниматель Артем Бондарев – построил подобный ЖК в центре Гомеля, на улице Мазурова.

Сначала клиентам ничего не казалось странным. Бондарев оказал на Матуля хорошее впечатление, понравилось и описание будущего таунхауса – два этажа общей площадью 220 м2, собственный земельный участок, гараж. И все это – на берегу реки Сож, «в красивой, зеленой, спокойной зоне», утверждал в рекламе застройщик.

Так выглядит недостроенный ЖК «Луговой» сейчас. Фото – belsat.eu

Первоначально озвученная Бондаревым стоимость составляла около 140 тысяч долларов. Что касается оформления сделки, тот предложил Матулю заключить договор займа.

Справка: Согласно статье 760 Гражданского кодекса Республики Беларусь, по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги (или другие вещи), а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую ​​же сумму денег (или количество других полученных им вещей такого же качества).

«Я ознакомился с вариантом Бондарева и отказал, так как наша семья планировала приобрести квартиру, а не одалживать деньги под тусклые гарантии. Как позже выяснилось, большинство собственников «приобретала» квартиры именно по договору займа. Когда я поинтересовался у застройщика, зачем нужна такая схема, ясного ответа не услышал. Только теперь я понимаю – это фактически освобождало Бондарева от ответственности за строительство объекта, поскольку тот являлся всего лишь заемщиком», – говорит Сергей Матуль.

Однако тогда, несмотря на сомнительность предложения, он был уверен, что ЖК «Луговой» находится на контроле у ​​гомельских властей, а, значит, Бондарев имеет соответствующее разрешение на все строительные работы, «не будет играться с законом« и доведет дело до конца.

Артем Бондарев в 2013 году, во время строительства первого комплекса таунхаусов. Фото onliner.by

1 июня 2015-го стороны решили заключить договор инвестирования, согласно которому выплата делилась на три части: на момент подписания Матуль дает Бондареву 30 тысяч долларов, не позднее 20 июня – еще 10 тысяч, а к концу сентября – остаток в размере 99 700 долларов. Все эти средства «инвестор» должен был передавать застройщику наличными, говорилось в договоре. Отдельно было подчеркнуто, что стороны не имеют никаких дополнительных устных договоренностей.

«Но время от времени Бондарев обращался ко мне с просьбой выплатить ему определенные суммы, ссылаясь на то, что продажи недвижимости идут плохо в связи с экономическим положением в Беларуси. Мы относились с пониманием и передавали ему востребованные денежные суммы в качестве дополнительных инвестиций», – вспоминает Матуль.

Справка: Договор инвестирования или инвестиционный договор предусматривает, что инвестор выделяет средства получателю, который обязуется обеспечить вложение этих средств в объект инвестиционной деятельности, то есть целевое финансирование. В Беларуси используется преимущественно компаниями, при строительстве коммерческих учреждений, а не частного жилья. Как и договор займа, эта форма освобождает получателя от уплаты налога. А в случае невыполнения обязанностей он должен вернуть деньги инвестору.

В течение 10 рабочих дней после последнего транша, то есть не позднее 9 сентября 2015 года, Бондарев должен был передать Матулю всю документацию по таунхаусу, но вместо того начал затягивать процедуру под различными предлогами.

Окна недостроенного ЖК «Луговой». Фото belsat.eu

«В интернете была объявление о продаже моей квартиры»

Время шло, Матули продолжали вкладывать деньги в строительство. Семья переезжает из ОАЭ в Беларусь, чтобы заниматься этим делом, Сергей получает вид на жительство. А Бондарев, ссылаясь «плохую экономическую ситуацию», постоянно повышал финальный счет объекту. В феврале 2016 года Сергей берет кредит в Белгазпромбанке почти на 4 миллиарда рублей (неденоминированных, около 175 тысяч долларов в эквиваленте). Он начинает ежемесячно выплачивать кредит, параллельно давая наличные Бондареву на различные нужды – плитку, канализацию, благоустройство территории и т.д, но деньги, кажется, исчезли в неизвестном направлении.

В начале апреля 2016-го Матуль внезапно узнал, что в интернете гуляет объявление о продаже его же квартиры в таунхаусе «Луговой».

«На тот момент мы еще не знали, что Бондарев уже несколько раз успел «продать» эту квартиру», – говорит Сергей.

За все время (при бесконечных финансовых вливаниях) застройщик фактически не вел никаких работ на территории ЖК – нет прокладывалась инженерная инфраструктура, не проводилась канализация. Подрядчики отказывались работать на объекте, так как Бондарев им не платил. Дошло до того, что один из подрядчиков, не получив денег, был вынужден разобрать тротуарную плитку и демонтировать бордюры.

Гомельчанин Николай помогал со строительством таунхауса своей тещи в этом ЖК. Он подтверждает, что проблемы возникли не сразу, сначала им показалось: в проекте Бондарева все расписано «очень красиво и грамотно». Но потом им пришлось за собственные средства класть асфальт и проводить коммуникации на территории комплекса.

«Мне кажется, он просто не рассчитал собственные силы, не представлял, что ситуация на рынке недвижимости изменится и квартиры обойдутся дороже, чем планировалось», – говорит Николай.

Интересно, что земельный участок под строительство таунхауса Бондарев получил в собственность с целью возведения «одноквартирного блокированного жилого дома». Такая же формулировка содержится в свидетельстве о государственной регистрации участка, выданной Госкомитетом по имуществу. Но по факту Бондарев строил жилищный комплекс, а вовсе не одноквартирный дом. Когда Матуль обратился в местный исполком, чтобы там объяснили ситуацию, чиновники тогда ответили, что действия Бондарева полностью законные.

Документ, свидетельствующий, что Бондарев имел разрешение только на сооружение «одноквартирного жилого дома»

До середины 2017 года в таунхаусе Матуля по-прежнему не было ни воды, ни газа: для жизни с маленьким ребенком и женой помещение было непригодным. Матуль говорит, что прошел все инстанции: жаловался и в прокуратуру, и в СК, и даже в Администрацию президента. В августе у Сергея закончился двухлетний вид на жительство, но оставаться в Беларуси уже не имело смысла. По его словам, после многочисленных обращений в органы власти им стало очевидно: таунхаус так и не завершат в ближайшее время.

На тот момент, помимо «кредитных» денег, Матуль вложил в строительство еще около 150 тысяч долларов. Наконец они с женой решили вернуться в Дубаи.

По информации источника, близкого к расследованию, через некоторое время Артема Бондарева задержали в Гомеле по подозрению в мошенничестве, однако через три дня отпустили, после чего тот уехал в Россию. Бондарева объявили в розыск.

В апреле стало известно: гомельские оперативники в сотрудничестве с российской полицией нашли Артема Бондарева в Подмосковье. Согласно следствию, от его мошеннических действий пострадали 18 человек, общий ущерб, причиненный гражданам, составил около миллиона долларов. Однако мамаша утверждает: прецедент с ЖК «Луговой» в материалах дела не фигурирует, а его самого не признали потерпевшим. Теперь ожидается экстрадиция Бондарева в Беларусь.

«Детектив», которому надо платить

10 января 2018 года Следственный комитет возбудил уголовное дело против Сергея Матуля согласно ч. 4 ст. 209 Уголовного кодекса (мошенничество в особо крупном размере). Ранее в правоохранительные органы обратился гражданин России Евгений Пономарев и пожаловался, что Матуль якобы взял у него 225 тысяч долларов в качестве предоплаты за квартиру в злополучном ЖК «Луговой» и сбежал с деньгами. Следствие посчитало заявление Пономарева достаточным основанием для возбуждения дела.

Копия постановления о возбуждении уголовного дела против Сергея Матуля

«Пономарева я видел однажды в жизни. Он был помощником российского бизнесмена Сергея Ананьева. Еще в июне 2015 года оба прилетали в Дубаи, моя фирма оказывала юридическое сопровождение при регистрации компании Ананьева в Эмиратах. Наш контакт был связан только с этим. Мы никогда не вели разговоров о продаже недвижимости», – объясняет Матуль.

Он подчеркивает, что конфликта с клиентами у него не возникало, претензий по оплате услуг – тоже.

«Кроме того, следствие утверждает, что сумму я якобы получил от Пономарева в Гомеле в марте 2016, но точная дата при этом «неустановленная». Как свидетельствуют штампы в паспорте Матуля, с 1 по 29 марта 2016 он находился в Эмиратах.

По мнению Матуля, к его преследования причастен Артем Бондарев. Сергей утверждает, что тот знаком с Ананьевым, периодически виделся с ним в Москве и поскольку возвращать деньги горе-застройщик не собирался, то они вместе придумали схему, как натравить правоохранителей на Матуля. «Очевидно, что таким образом Бондарев попытался отомстить мне за то, что благодаря моим усилиям против него возбудили дело», – говорит он. Такую же позицию занимает один из адвокатов Матуля, попросивший не упоминать его имя. Подтверждения этой версии из других источников получить не удалось.

Первоначально об уголовном деле против себя Матуль узнал не от СК, а компаньонов Ананьева.

«Ананьев начал присылать своих «переговорщиков», те открытым текстом требовали деньги. Речь шла о том, чтобы я дал им от 35 до 100 тысяч долларов в обмен на прекращение против меня уголовного дела. При этом настаивали «сделать все быстро», так как, мол, время идет и дело раскручивается», – рассказывает Сергей и показывает скриншоты переписки с вымогателями.

В переписке ставился акцент на том, что часть суммы должна пойти свидетелю по делу, Юрию Ковалеву (еще один компаньон Ананьева, который якобы видел факт передачи денег), а часть – «детективу». Матуль уверен: так они завуалированно называли заинтересованного гомельского следователя.

«Когда мой адвокат пришла в Гомельский отдел СК к следователю Климовой, которая вела дело, и ее руководителю Мокрушину, и показала им сообщения, люди Ананьева в тот же день прекратили переписку. Больше никаких требований от них не поступало», – говорит Матуль.

Он уверен, что один из вымогателей тесно знаком со следователем Мокрушиным, однако официальных доказательств этому нет.

То, что переписка прекратилась, подтверждает и адвокат Любовь Семечко, занимавшаяся делом Матуля в то время.

«Что имели в виду люди, кому они собирались платить и за что – точно сказать невозможно, так как там нет фамилий. Возможно, это совпадение», – полагает адвокат. Но она не исключает, что связь между следствием и вымогателями действительно была.

Мы связались с двумя людьми, которые требовали деньги у Сергея в переписке, однако те от комментариев отказались. Один из свидетелей в деле заявил: «Обратитесь в милицию, там есть вся информация, которая вас интересует».

Пока расследование по предварительному делу продолжалось, 19 марта 2018 против Матуля начали новое. Если раньше пострадавшим был Пономарев, то сейчас в этом качестве выступил сам Ананьев. Статья аналогичная – 209 УК. Матуль также опровергает, что когда-либо обсуждал продажу квартиры с ним.

Матуль пожаловался в СК на «коррупцию» в рядах силовиков, но, как следует из официального ответа, подобных фактов при проведении расследования по делу установлено не было. «Оснований для принятия мер реагирования не имеется», – говорится в документе.

КА/МВ belsat.eu

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: